Год за два

Русская политсистема в вызовах и ответах

Каждый год в новейшей политической истории России отмечен собственной спецификой. Не стал исключением и год 2007-й. На мой взгляд, его специфика в том, что он войдет в историю страны (а скорее всего, и в мировую историю) как год политического прояснения. Ясность наступила практически во всем, а самое главное - в том, как разрешится так называемая "проблема-2008". Таким образом, этот год можно на политическом календаре считать за два. А то и за все восемь.

Переживет ли Россия 2008 год?

В свое время советский диссидент Андрей Амальрик задался вопросом: "Переживет ли СССР 1984 год?" Интригу этому вопрошанию придавали явно оруэлловские коннотации. Однако в конечном счете весь этот сюжет оказался окрашенным в совсем иные тона. 1984 год стал фактически последним годом СССР, хотя юридически сверхдержава продержалась до 12 декабря 1991 года (дата ратификации "Беловежских соглашений" Верховным Советом РСФСР).

В недавние времена - сразу после оглушительного провала либералов на думских выборах-2003 - в игру a la Амальрик попыталась сыграть группа политических маргиналов, организовавшая "Клуб-2008". Затея казалась оправданной и перспективной: по поводу ухода/неухода Путина после второго президентского срока можно было не один огород нагородить. Однако вскоре как-то само собой все сдулось. Сегодня никакой интриги нет и в помине, сами же интриганы играют в другие игры. А попытка найти следы некогда громогласно провозглашенного начинания в поисковиках неизменно выводит на "Мебельный клуб-2008". Похоже, судьба постсоветских предводителей уездного "либерального дворянства" была предвосхищена еще Ильфом и Петровым...

Впрочем, за новейшими эпигонами Кисы Воробьянинова все же следует признать ряд не свойственных "отцу русской демократии" достоинств. Во-первых, они в случае со своим "Бендером" обошлись без "хирургического вмешательства". Сам Баков взял "самоотвод". Во-вторых, следует отдать должное их неугомонной изобретательности. Проиграв вдрызг все, что было можно, бездарнейшим образом промотав политический капитал победы-1999, либералы с утроенным энтузиазмом взялись доказывать, что победа Путина - "Единой России" означает поражение страны.

Солистов много, но все они заунывным хором a capella тянут один и тот же аргумент: отсутствие конкуренции в "низах" неизбежно ведет к "схватке бульдогов под ковром" в кремлевских "верхах". А потому - система максимально нестабильна и может развалиться в любой момент. Отсюда и готовый раздаться ободряющий нестройные ряды "Другой России" клич: "Carpe diem!" Не удивлюсь, если 27 января они выйдут именно под этим лозунгом - вместо привычного "Россия без Путина!". Хотя и в этом случае им нечего ловить. Ибо, если использовать счастливый оборот Явлинского, - "потому что!"

Потому - что?

То, что ловить будут не они ("несогласные"), а ловить будут их (если из митинга попытаются сделать шествие) - очевидно. Неочевидно другое. В виде вопроса: почему, если вы ("власть") - такие сильные, то вы боитесь нас ("несогласных") - таких слабых? Почему не даете нам (таким слабым) делать то, что нам хочется?! Маршировать куда и когда хотим, выступать по государственным телеканалам с утра до ночи, создавать партии из двух с половиной человек и участвовать в федеральных выборах? А также: дайте нам прямые выборы губернаторов, сенаторов и одномандатные округа. И вообще: перестаньте показывать Путина по телевизору.

За этим вопросом - целостная и вполне продуманная программа обессиливания государства. Программа как бы "демократизации". А в реальности - превращение России в то, что политкорректные американцы обозначают как failed state.

Хочу сразу же разочаровать любителей конспирологии. Программа эта - не новейший извод полуапокрифической "директивы Даллеса". И не "шакальи" происки "пятой колонны". Все гораздо хуже. Это - "разруха в головах" тех наших "внутренних американцев", которые, хлебнув "воздуха свободы" в конце 80-х, так и не избавились от последствий этого "веселящего газа". Не переместились из воображаемой "Америки" в реальную Россию. Не занялись взращиванием почвенного национального либерализма, а продолжают с упорством запоздалых политических "мичуринцев" втыкать в евразийскую "вечную мерзлоту" саженцы банановых пальм "многопартийности" и прочей специфической атрибутики гольфстримных "демократий". Не поняли главного: "демократия" - это государство. А в современном глобальном мире еще и непременно - суверенное государство.

Однако по ту сторону Атлантики это хорошо понимают. Свидетельством чего и стало признание Путина в качестве "человека года" журналом "Time". Ребята хоть и путают дату рождения второго российского президента, а также дату кончины президента первого, но дело свое знают туго. Нутром чуют новую энергетику и новую мощь путинской России. И бесстрастно это фиксируют.

Занимательное бульдоговедение

До "бульдогов" мы еще доберемся. А пока - рассмотрим конструкцию.

Страна поделена на 7 федеральных округов - это первый самый широкий круг, схватывающий воедино зашкаливающую российскую многосубъектность. Это стяжка, так сказать, по горизонтали.

В каждом субъекте повторена федеральная процедура утверждения главы исполнительной власти, и таким образом создана (в строгом соответствии с конституционной статьей 77) "единая система исполнительной власти в стране". Это стяжка, так сказать, по вертикали.

В Государственной думе представлены 4 крупнейшие - действительно федеральные, действительно общероссийские - политические партии. Две из них - еще из СССР. Две - из путинского XXI века. Есть традиция, есть преемственность. Это стяжка, так сказать, по диагонали.

Так у государства "Россия" выстроился жесткий каркас, внутри которого теперь ненатужно и разрешилась "проблема-2008". Президент заканчивает второй срок и выигрывает вместе со своей базовой партией конституционное большинство в Госдуме. Неприкосновенность выбранного курса и выполняемость "плана Путина" гарантированы на законодательном уровне.

Президент и партия, выигравшие парламентские выборы, номинируют в качестве кандидата в президенты-3 Дмитрия Медведева. Сам номинант буквально на следующий день снимает все вопросы относительно своих премьерских предпочтений в мае следующего года и приглашает на вторую позицию в государстве Владимира Путина. На съезде "Единой России" кандидатом избирается Медведев, а Путин дает согласие на свое премьерство. Занавес.

Ах да, где же обещанные "бульдоги"? Там же - под черчиллевским "ковром". Все так же ведут "незримый бой" в воспаленном воображении тех, кто провидит с завтра на послезавтра "неизбежный крах системы". И вот рождаются мутные слухи о том, что между Путиным и Медведевым уже проступает некто третий - пока невидимый, но истинный "правитель Руси". Что у Медведева есть свой "силовой блок" о двух головах в виде Виктора Черкесова и Антона Сурикова...

В общем, нас ждет, судя по всему, тысяча и одна ночь сказок разных околополитических Шахерезад. А что еще остается делать, если наступила вселенская Скука? Если единственная интрига следующего года - это будет ли избран Медведев в первом туре? Или продлит удовольствие до второго?

А faire-то que?

Вот именно, выражаясь языком незабвенной Тэффи - делать-то что?

Скажу. По-моему - очевидно. Вся безмерная сила консолидированного государства должна быть направлена на одно простое, общепонятное и абсолютно первостепенное дело. Оно еще в программе КПСС было прописано: всемерное повышение материального уровня трудящихся.

Фи, как пошло?! Согласен. Только пора от "высокой поэзии" как бы демократических 90-х переходить к прозе действительно демократической повседневности 2000-х. Огромное большинство россиян спит и видит обычную, незамысловатую, но хоть мало-мальски обеспеченную жизнь. Чтобы не надрываться на трех-четырех работах, чтобы не выбирать пенсионерам, за что заплатить - за хлеб или за квартиру, чтобы не мечтать молодым - как бы поскорее свалить из "нашей Раши".

И вот тут приходит откровение. Проснувшийся знаменитым Эндрю Качинс - автор доклада CSIS о том, как Путина застрелят 7 января 2008 года, - на самом деле сказал нечто, еще более шокирующее: "Однако во времена Путина мы стали свидетелями весьма несоразмерного развития, при котором русские становятся богаче, а государство становится более авторитарным и централизованным. Этот феномен вроде бы противоречит теории модернизации. Но, возможно, такое отчасти аномальное развитие России может быть объяснено болезненным влиянием 90-х, вынуждающим русских предпочитать демократии стабильность и процветание".

Прямо так и сказано: или процветание, или демократия.

А я подытожу. Будем процветать - признают нас демократией. И чем богаче станем, тем быстрее признают. А вот наоборот - не получится. Потому что не было такого нигде и никогда.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67