Стратегический тележанр

Какой жанр для телевидения является наиболее важным? Кто-то скажет - новости, другой - ток-шоу, третий назовет аналитические программы. Безусловно, все вышеперечисленные жанры важны, однако без них при желании можно спокойно обойтись. Они, что называется, надстройка ТВ, а вот базисом является совершенно другой, можно сказать, стратегический жанр. Это тот коралловый риф, вокруг коего другие обитатели телевизионного царства заполняют собой эфир. Или, проще говоря, телевизионный сериал.

В самом деле, если сейчас закрывается какая-нибудь итоговая программа, кто обычно грустит по поводу ее безвременной кончины, кроме сотни продвинутых телезрителей да десятка телекритиков? Не говоря уже о ток-шоу или новостных программах, в которых одно шоу и нет "тока" и отсутствуют новости.

А вот вам другой пример. Недавно президент Венесуэлы Уго Чавес отказался продлить лицензию старейшему в стране каналу Radio Caracas Television (RCTV), начавшему свое вещание 53 года назад. Отказался по причине того, что RCTV при попытке свержения Чавеса в апреле 2002 года открыто принял сторону заговорщиков.

Ну, казалось бы? Закрыл и закрыл, дело президентское, кого у нас в России этим удивишь?

Однако Уго Чавес, сам того не подозревая, получил после закрытия телекомпании политический кризис в стране и мощное протестное движение, которое немедленно вылилось в многотысячные демонстрации в Каракосе с требованием вернуть в эфир канал-ветеран. В частности, противники закрытия телеканала устроили акцию протеста у студии RCTV, стуча в кастрюли и выкрикивая антиправительственные лозунги. "Это Венесуэла, а не Куба!" - скандировали собравшиеся. В итоге пришлось применить для разгона полицию, что никак не разрядило ситуации в стране. Я бы сказал, напротив, накалило.

А почему, спрашивается, так возмутился простой венесуэльский народ? Что, канал был какой-то насквозь оппозиционный и в каждом новостном выпуске громил тамошнего президента? Ничуть. RCTV был развлекательным, и основу его программной сетки занимали "мыльные оперы".

Кстати, именно отсюда, из горячих стран Латинской Америки, родом сей жанр, который успешно прижился и на суровых просторах российской телевизионной действительности, дав пышные всходы. Первой ласточкой - еще на излете СССР - выступила бразильская телесага "Рабыня Изаура" по одноименному роману бразильского писателя Бернарду Гимараинша (1875), которая сразу же прочно завоевала сердца миллионов советских женщин.

Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить, в чем разница между собственно телесериалами и многосерийными телевизионными фильмами, которые в СССР вполне себе успешно снимались.

В телесериалах сюжетная линия обычно растянута на большое количество серий, и зачастую развитие сюжета на начало съемки неизвестно даже автору. Сюжеты новых серий, как правило малохудожественных, пишутся в процессе создания "мыльной оперы", причем нередко уже после начала трансляции по телевидению. Основной их "манок" - неизвестность: что же будет в дальнейшем с героями, судьба коих по воле авторов может сложиться сколь угодно причудливо? Из-за большой частоты показа "мыльной оперы" она вынуждена сохранять медленный темп повествования, дабы зритель имел возможность следить за сюжетом, даже если он пропустил несколько эпизодов. Сие зрелище желательно растянуть на несколько лет, а лучше - десятилетий.

Любопытно, что "мыльные оперы" родились в США и изначально транслировались по радио. Первой настоящей "мыльной оперой" считается "Betty and Bob" (первая передача состоялась 10 октября 1932 года). В 30-х годах ХХ века окончательно сформировался и сам термин, поскольку спонсорами выступали, прежде всего, концерны, производящие средства для мытья. А в 1947 году появилась первая телевизионная "мыльная опера" под названием "A Woman to remember".

Для телебоссов такой продукт идеален, поскольку он позволяет как можно дольше удерживать аудиторию на своем канале, а следовательно, привлекать как можно больше рекламодателей.

Многосерийные же фильмы обладают четким сюжетом, основанном, как правило, на том или ином литературном произведении, и их сценарий обычно написан до начала съемок. По сути дела, это кинофильм, только слегка растянутый во времени, который нередко обладает серьезной художественной ценностью и часто становится заметным культурным явлением своей эпохи. Как, например, знаменитые двенадцатисерийные "Семнадцать мгновений весны" Татьяны Лиозновой.

Однако вернемся к нашим Изаурам. В главных ролях были заняты звезды бразильских телесериалов - Рубенш ди Фалку (в роли злодея Леонсиу), Норма Блум (Малвина), Атила Йориу (Мигел). Первые серии были продемонстрированы по центральному телевидению 16 октября 1988 года.

Сюжет был весьма незамысловат: главная героиня была честной, несчастной и угнетенной девушкой (рабство в Бразилии отменили только в 1880-м), которой противостоял злодей - "благородный" сеньор, богатый владелец кофейной плантации, порочный и аморальный тип.

По сравнению с другими латиноамериканскими сериалами, наполнившими несколько позднее экран, "Рабыня" обладала целым рядом достоинств: в частности, литературной опорой на классический бразильский роман прошлого века, красивыми натурными съемками, огромным количеством великолепных лошадей, исторических костюмов и бытовых аксессуаров. Экзотика - стопроцентная!

Однако ноу-хау этой новой "хижины дяди Тома" состояло совсем не в этом. Действие сериала, при всем своем театральном мелодраматизме, развивалось настолько неспешно, что зритель, а точнее, зрительница воленс-ноленс жаждал узнать, чем же закончится эта ужасно грустная история, а она все не кончалась и не кончалась, постепенно становясь привычным и, главное, необходимым элементом повседневности. То есть аудиторию как бы подсадили на своего рода визуальный наркотик в стиле вечной мелодрамы, похожий на женскую болтовню по телефону. И чем дольше длилось его действие, тем дальше отступала реальная жизнь, в коей время от времени случаются трагедии почище изауровской, и тем б ольшей становилась зависимость от голубого экрана, где кипели придуманные страсти, которые после просмотра нужно было обязательно обсудить с подругами.

После показа фильма в России в употребление прочно вошло слово "фазенда", в основном для ироничного обозначения загородных участков в 6 соток.

"Рабыня Изаура", а затем "Богатые тоже плачут" с Вероникой Кастро (ставшей поистине народной артисткой России) явились своего рода обезболивающим, с помощью которого миллионам соотечественниц удалось пережить развал империи и смену общественного строя значительно с меньшими душевными потерями, чем это могло бы быть.

Далее - пошло-поехало. Появились, сменяя друг друга, " Просто Мария", "Дикая роза", "Твин Пикс", "Санта-Барбара", "Возвращение в Эдем" и тому подобное. Российские продюсеры поняли, где скрывается золотая жила, и наряду с покупным "мылом" принялись варить свое, родимое варево. Так родились "Мелочи жизни", "Салон красоты", "Созвездие любви", "Любовь как любовь", "Не родись красивой" (в народе прозванная "Не родись Годзиллой"), костюмная "Бедная Настя" и другие тому подобные продукты, которые, несмотря на всю свою примитивность, собирали и продолжают собирать весьма внушительную аудиторию.

Не обошли вниманием и сильную половину человечества, не столь склонную к бесконечному мелодраматизму и обсуждению с приятелями увиденного. В мужском варианте это, пожалуй, "Менты" (они же "Улицы разбитых фонарей"), "Бандитский Петербург", "Зона" и т.п.

С 2000 годов процесс "сериализации" ТВ принял лавинообразный характер. И если до этого за героями того или иного многолетнего фильма было можно хоть как-то уследить, где-то узнать, то сейчас это сделать невозможно. Сериалы идут каждый день на всех каналах мощным потоком, и поскольку снимаются в них малоизвестные актеры, все это сливается в один большой бесконечный слезоточивый сюжет, где все плачут за всех.

Зрелище, конечно, еще то, но, как справедливо заметил, правда по-другому поводу, мой бывший однокурсник Богдан Титомир: "Пипл хавает". И отметим от себя, хавает с удовольствием.

Любопытно, что на прошлой неделе этим самым обстоятельством озаботился Владимир Путин, который, выступая на заседании Совета по культуре и искусству при президенте РФ, отметил, что одной из причин снижения культурного уровня современной молодежи является низкопробный продукт, идущий на отечественных телеканалах, в частности сериалы.

Простите, Владимир Владимирович, но столько каналов "Культура" у нас в стране нет. Не повторите ошибки Уго Чавеса.

P.S.

RCTV, лишенный лицензии на вещание по распоряжению президента Венесуэлы Уго Чавеса, вновь на днях появился в телеэфире. Ретранслировать его программы на своей частоте стала компания Globovision, распространяющая на Венесуэлу американский телеканал CNN и колумбийский RCN.

Надолго ли?

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67