Все проиграли

Ничего неожиданного первый тур президентских выборов на Украине не принес. Прогнозируемые результаты подтвердились. По сути, избирательная кампания на Украине начинается только теперь, после первого тура. То, что было до этого, по сути продолжалось последние несколько лет. Главный сюрприз, о котором много говорят, Тигипко, на самом деле, сюрпризом не является. О том, что именно этот человек мог бы победить во втором туре любого кандидата с запада или с востока Украины, говорилось еще шесть лет назад. Не переставали об этом говорить в экспертной политической среде и на протяжении последних лет. Но действительно было бы сильным политическим ходом, если бы какая-нибудь сила решила бы его задействовать в этой выборной кампании. Однако на это никто так и не решился. И Тигипко проявил инициативу.

Попытка склонить Тигипко к сотрудничеству сама по себе абсурдна. Дело в том, что он – это ещё не тот кандидат, у которого есть свой электорат. Только небольшая часть тех, кто проголосовал за него, является действительно его личным электоратом. И появится ли в будущем электорат Тигипко – это вопрос уже следующей избирательной кампании – в Верховную Раду. Сейчас же Тигипко в основном оттянул недовольный электорат у других кандидатов. И теперь он вернется к тем, кого поддерживал прежде, или же просто не придет голосовать. От воли Тигипко, от его договоренности с Януковичем или Тимошенко поведение этих людей, я думаю, будет зависеть в наименьшей степени.

Единственное изменение в зональной географии этих выборов – первое место Януковича в Закарпатье. Впрочем, эта область и пять лет назад демонстрировала несопоставимо большую поддержку этому кандидату по сравнению с соседней Галичиной. Теперь мы видим, что эта ситуация укрепилась. Несомненно также, что здесь голосуют за Януковича не как за своего кандидата, как-либо связанного с областью, а как за сторонника усиления региональной самостоятельности или даже федерализации Украины. Не буду сейчас поднимать вопрос, насколько такой имидж Януковича соответствует его реальной деятельности, однако несомненно, что Закарпатье чётко даёт понять о своих автономистских настроениях. Можно спорить о том, сколь значимы в этом крае идеи русинской самобытности и тем более русинского национального проекта, однако несомненно, что Закарпатье так и не стало и уже не станет органичной частью Западной Украины. В какой-то степени можно сказать и то, что оно вообще слабо увлечено общеукраинской проблематикой: здесь самая низкая явка избирателей, а желание мэра Ужгорода попробовать свои силы на уровне всей Украины встретило глухое непонимание. Также вполне вероятно, что на настроения избирателей оказал сильное влияние суд над протоиереем Димитрием Сидором, начатый 30 декабря в связи с обвинением его в сепаратизме. Жителей Закарпатья ещё трудно назвать русинскими националистами, но очевидно, что они всё менее хотят идентифицировать себя с Украиной и её общегосударственными проблемами.

Еще один важный вывод первого тура: результаты второго по-прежнему непредсказуемы.

* * *

Российское руководство поступило правильно, отказавшись поддерживать Виктора Януковича или какого-либо иного кандидата. Тут выбор такой: либо проводить политику относительно не просто власти на Украине, но и населения, либо не проводить никакую. Россия не являлась серьезным фактором на этих выборах. Вряд ли в мотивации избирателей того или иного политика можно выделить как очень значимый фактор отношения этого политика с Россией. Единственное, что Россия дала понять, что она готова работать и с Януковичем, и с Тимошенко. Соответственно, нельзя сказать ни того, что те, кто голосовали за Януковича, голосовали именно за дальнейшее развитие отношений с Российской Федерацией Также нельзя сказать, что электорат Тимошенко придерживался антироссийских настроений. Важна была совершенно иная мотивация.

Наверное, совершенно правильно, что именно сейчас Россия решила немного устраниться с информационного поля выборов президента Украины. С другой стороны, большая ошибка России в том, что она не принимает постоянного и стратегически значимого участия в политической жизни этой страны. Ведь значительный процент населения Украины – это русские, и уже это обязывает Российскую Федерацию активно участвовать в политике Украины.

Кроме того, Украина, в принципе, является государством-конкурентом России. Ее политика в любом случае представляет для России и большую важность, и большую проблему. Наконец, на Украине есть огромный запрос на участие России, на голос России, который наша страна не удовлетворяет. И, в общем-то, с точки зрения пророссийски ориентированных избирателей на Украине Россия, что называется, их «кинула». И вряд ли такое позиционирование России в отношении Украины можно считать удачным.

* * *

У нынешнего президента Украины Виктора Ющенко определенно остаются некоторые резервы. Однако едва ли он сможет их задействовать. Во-первых, есть целый ряд сценариев, которые бы позволили ему не признать результаты этих выборов. Соответственно, отложить новые выборы по крайней мере на три месяца вперед. Но вряд ли он сможет его реализовать, поскольку для этого нужно одобрение, по крайней мере, одной из двух основных политических сил. Что будет после 7 февраля, сейчас трудно сказать. Действительно есть вероятность того, что если Тимошенко проиграет с небольшим отрывом, то она попытается все же выхватить победу из рук Януковича. И вот тогда планы Ющенко по удержанию власти могут быть задействованы.

Но несомненным является тот факт, что сам Ющенко сейчас не является электорально значимой политической силой. Те 5-6% избирателей, которые за него проголосовали, отчасти все равно проголосуют за Тимошенко, отчасти вообще не будут голосовать. Но мнение Ющенко тут не важно просто потому, что невозможно представить, чтобы он призвал своего избирателя проголосовать за Тимошенко. Точно так же нельзя представить, чтобы он призвал голосовать за Януковича. То есть, опять же, поведение его избирателя от него уже не зависит.

* * *

К сожалению, однозначно сейчас предположить, кто все-таки займет пост президента Украины, вряд ли. Несмотря на то, что все козыри в руках у Януковича, и по всем опросам получается так, что он безальтернативно побеждает, воля к победе выше у Тимошенко. Более того, для нее эта победа была бы более значимой. Если же мы посмотрим на моральное состояние электората Тимошенко и Януковича, то несомненно следует признать, что у Тимошенко электорат имеет более сильную мотивацию. Он более решительно настроен, чем электорат Януковича. За Януковича голосуют лениво.

В целом, прошедшие выборы ни в коем случае нельзя оценивать как победу одной из сторон. Тем более, нельзя их оценивать как победу юго-восточной Украины бело-голубого лагеря над лагерем оранжевым. На мой взгляд, они проиграли оба. И проиграли очень сильно. Оранжевый лагерь проиграл уже тем, что отказался от своей основной идеологии, идеологии радикального украинского национализма, признал существование «другой Украины» и начал с нею считаться. Он разочаровался в своих мечтах о том, что завтра-послезавтра Украина будет и в Европейском союзе, и в НАТО. То есть, по сути, «оранжевый» электорат сейчас растерян, сама его идентичность в кризисе. Юго-восточный же электорат так и не смог определиться со своей идентичностью и своей идеологией. Это само по себе как итог последних пяти лет может быть признано поражением юго-востока Украины.

Если проанализировать предвыборную кампанию Януковича, то очевидно, что он достаточно четко обозначил отказ от основных обещаний по русскому языку и по федерализации Украины. Янукович как президент будет озабочен, в первую очередь, сплочением страны на основе квазиосветского украинства и задабриванием западноукраинского избирателя. Он не является выразителем какой-либо региональной идеологии. Он ни в коей мере не является выразителем русских интересов, интересов русского населения Украины. Даже если пройдет все гладко и Янукович станет президентом, это можно будет считать его личной победой, но ни в коей мере не победой юго-восточной Украины и тем более пророссийской части. Это же может быть стать ощутимым поражением и для России.

Впрочем, Россия ничего не сделала для того, чтобы на Украине появилась значимая политическая сила, выражающая интересы русской части населения. В то же время, наличие такой политической силы было бы залогом успеха влияния России на внутреннюю ситуацию на Украине. Она была бы выражением честной игры Москвы на украинском поле. И тот факт, что за пять лет, прошедших после оранжевых событий, такая сила так и не была создана – это свидетельство значительного поражения и России как государства, и русского населения Украины как электоральной массы, которая могла бы обрести свою субъектность.

       
Print version Распечатать