Шрек против Обамы

Наконец, маленькие, но преданные поклонники и те, что побольше, хотя такие же маленькие в душе, как и первые, получили возможность увидеть финальную серию мультипликационной эпопеи "Шрэк". Как ныне водится среди повторений, продолжений, ремейков, сиквелов и приквелов, последнюю версию мультфильма, которая должна стать хитом проката, выпустили в формате 3D.

Можно сразу сказать, что "Последняя глава" Шрека хорошая, почти на уровне второй части и даже лучше откровенно слабоватой третьей. Так что выпускать его можно было и без "примочки", выдуманной для того, чтобы дополнительно заманивать любителей похрустеть попкорном в кино. Ведь, как правило, в 3D выпускают последнюю часть франшизы, у которой и других достоинств, за исключением объемной картинки, и быть не может. Так было с "Ночью живых мертвецов 3D", "Пунктом назначения 3D" и т.д. и т.п.

Между тем, этот мультфильм обыкновенный, и всерьез обсуждать его художественные достоинства – дело неблагодарное. Зато хорош он кое-чем другим. Он дает много материала для того, чтобы провести идеологический анализ американской поп-культуры. Однако подавляющее большинство рецензентов об этом не пишут, предпочитая пересказ сюжета да оценочные рассуждения о художественных качествах картины. Впрочем, кто-то из "Афиши" все-таки написал, что в новом "Шрэке" поднимаются серьезные социально-философские и экзистенциальные вопросы, однако это более чем поверхностный взгляд на мультипликационный фильм.

Наиболее интересным и плодотворным подходом к прочтению последнего "Шрэка" можно признать текст Алексея Юсева. Суть его в том, что сказочное королевство в "Шрэке" символизирует собой Америку, которая стала прибежищем огромного количества разнообразных мигрантов, и взаимоотношения героев – это зеркало отношений различных этнических групп внутри американского общества. А понять, что это мультфильм посвящен именно межэтническим отношениям, помогает внимательное рассмотрение актеров, которые озвучивают главные и второстепенные роли. Так, испанец Бандерас озвучивает "Кота в сапогах", чернокожий Эдди Мерфи говорит вместо "Осла", три поросенка, судя по всему, по происхождению немцы – это ясно по их ужасному акценту и любви к шоколаду, которым, кстати, славится Германия. И так далее и тому подобное.

Однако при верной интуиции и правильном направлении анализа Алексей Юсев все-таки ушел далеко от своего первоначального замысла, заявив, что Румпельштильцхен (герой сказок братьев Гримм) – это еврей и символ консервативного правительства в США (то есть не сегодняшнего демократического, а позавчерашнего республиканского). Известно, что братьев Гримм обвиняли в антисемитизме. Но ведь это отнюдь не означает, что именно в этом гноме изображен именно еврей. И если уж на то пошло, то Гримм – не единственные из немецких сказочников, кто не любил избранный народ. В частности Вильгельм Гауф, прославившийся как выдающийся сказочник, всю свою жизнь посвятил пропаганде антисемитизма (вспомним хотя бы его "Карлик Нос") с вытекающими отсюда последствиями. Однако на этом поприще он как раз инее преуспел. Так что в некоторых пунктах и в частности в этом с Юсевым согласиться уже нельзя. Потому-то его изначально верный взгляд нуждается в серьезном уточнении.

Начнем с того, что "Шрэк" – это действительно символ сегодняшней Америки. И более того той ее части, что расположена между Канадой и Мексикой. Как мы знаем, в данном мультфильме всегда присутствуют персонажи из других сказок. И появление в новой серии эпопеи злобного немецкого гнома Румпельштильцхена – в отличие от Лепрекона, не столь затасканной в США фигуры – это лишь знак того, что Соединенные Штаты и в самом деле являются то ли салатницей, то ли плавильным тиглем, способным соединить в одно целое любые разнородные элементы. Давайте обратим внимание, с какой легкостью создатели мультика приспосабливают в своих интересах фольклорных персонажей сказок разных стран. Более того, давайте вспомним тех же поросят, Пиноккио, а еще волка-трансвестита из "Красной Шапочки", который уже давно мог бы снять с себя одежды старой женщины, но продолжает их до сих пор почему-то носить. Все это говорит о том, что в государстве Соединенных Штатов есть место всем. Штаты всех готовы принять и впустить – и волков-извращенцев, и поросят-нахлебников (достаточно упомянуть, как эти эгоисты съели на празднике все сладости) и, кстати, такого же извращенца Пиноккио (мы помним по второй серии "Шрэка", что этот итальянский деревянный мальчик носит стринги).

Если принять за данность этот посыл, то можно сказать, что в данном случае Румпельштильцхен символизирует не еврея-консерватора, а демократа, в альтернативной реальности перенявшего страну у старого республиканца – типично патриархального короля. А мы видим, как легко он раздает обещания перемен в обмен на подпись (судя по всему, в бюллетене голосования). А то, что малый гном с большими и добрыми глазами – это Обама, говорит нам и его окружение. Речь идет о ведьмах. А кто не помнит "охоту на ведьм" эпохи Маккарти, когда "ведьмами" называли коммунистов и им сочувствующих. При этом не будем забывать, что Обама исповедует лево-популистские убеждения. И хотя идеологию Обамы "коммунизмом" никак не назовешь, тем не менее некое духовное сродство здесь чувствуется. Кроме того, следует отметить и абсолютную безликость всех ведьм, похожих друг на друга, говорящее в пользу левого коллективизма.

Давайте пойдем дальше. Если бы наш анализ касался внешне-политической обстановки, тогда можно было бы сказать, что жирный, разъевшийся кот – это, очевидно, Европа, которая страдает от экономического кризиса. Работать она не хочет, да и не может уже. Более того: кот по происхождению испанец (и озвучивает его, напомним, Бандерас), а Испания, как известно, – второй после Греции кандидат на дефолт. Но так как мы не касаемся геополитики, предположим все же, что кот – это испано-говорящие иммигранты, то есть мексиканцы, серьезно обленившиеся в Соединенных Штатах. Променяв жизнь, полную труда и радости, на сливки и расческу ("Кого почесать? – Меня…"), они заточили себя в золотую клетку.

Здесь, конечно, можно было бы увидеть загвоздку в нашей интерпретации: почему это иммигранты поддерживают консерваторов? То есть кот-иммигрант Шрека-консерватора, ведь известно, что некоторые правые занимают довольно жесткие позиции по вопросу либерализации миграционной политики США. На это нужно сказать, что огры на самом деле в данном случае являют нам ничто иное, как правых. Во-первых, они живут по одиночке и символизируют собой индивидуализм (в данном случае либертарианский рыночно-консервативный). Во-вторых, они, даже внешне напоминающие, трубят точно, так же как и слоны (символ Республиканской партии США).

Очевидно, осел, который первоначально выступает антагонистом Шрэка – это Демократическая партия, забывшая, что на самом деле она должна поддерживать консервативных индивидуалистов, либертарианцев, южно-штатовских помещиков, а сейчас стоит на стороне всякого "мультикультурного сброда" и, того хуже, "красных ведьм". (Кроме того, осел - Эдди Мерфи, - первоначально выступающий за символ Обамы из-за расовой солидарности, постепенно понимает, что он заблуждался, и переходт на сторону правых). Однако осел вовремя вступает в коалицию с правыми и сражается против левого диктатора, оратора-популиста и проповедника перемен, за которыми на деле не стоит ничего, кроме слов.

Так что нынешний последний "Шрэк" начинает массовую антиобамовскую пропаганду в массовой культуре. Все политические силы, кому не чужд индивидуализм, – будь то осел-демократ или Шрэк-республиканец, испано-язычные иммигранты или либертарианцы – должны объединиться, чтобы положить конец красной диктатуре, коллективизму, против которого так долго боролись американцы в середине ХХ века и которая по идее противоречит американскому мировоззрению.

       
Print version Распечатать