Мюнхен-2007

Международная обстановка

Антироссийская информационная истерия вокруг убийств Политковской и Литвиненко, намерение США развернуть противоракетные системы у российских границ, жесткая критика российской энергетической политики - все это окончательно выявило новую модель поведения Запада по отношению к нашей стране. Запад заканчивает с "партнерством" и переходит к "холодному противостоянию" с Россией. В чем основные причины такого перехода?

Ряд наблюдателей справедливо отмечают, что новая модель отношений стала окончательно оформляться с победой демократической партии США на выборах в конгресс. Буш становится "хромой уткой", уже стартовала неофициальная президентская кампания, а дела в Ираке и Афганистане идут далеко не самым лучшим образом. "Антиядерная" атака США против Ирана теряет всякую перспективу. В этих условиях американским политикам, особенно тем, кто принадлежит к демократическому лагерю и желает завоевать Белый дом, нужна новая тема, которая могла бы оказать влияние на ход избирательной кампании. Идеальной "мишенью" в этих условиях становится Россия.

Не менее важное обстоятельство - независимая политика России в энергетической сфере. Во-первых, строительством Северо-Европейского газопровода Россия лишает страны-лимитрофы с проамериканскими режимами (в первую очередь Польшу) геополитических преимуществ и делает Евросоюз (в особенности страны западной Европы - Германию и Францию) более энергонезависимым. Это приводит к утрате США важнейшего рычага влияния на Европу.

Во-вторых, требование к партнерам по СНГ о необходимости расчета по рыночным ценам и, в некоторых случаях, предоставления совместного контроля над газотранспортными сетями жестко закрепляет лидирующую позицию России на пространстве СНГ, создавая в будущем возможность для перезапуска интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Это, в свою очередь, означает усиление России как государства, что также не может не беспокоить США.

Следовательно, нет ничего удивительного в том, что американское руководство решило "надавить" на Россию. Переходя к конфронтации с Россией, США и участвующие в их избирательной кампании политики (как находящиеся у власти, так и стремящиеся ее завоевать) хотели бы добиться следующих целей:

- воздействуя на Россию извне и изнутри (через лояльные сегменты элиты и "гражданского общества"), вынудить российскую власть пойти на внешнеполитические уступки;

- извлечь максимум информационных поводов, необходимых для собственной предвыборной кампании.

"Мюнхенская речь" Путина показала, что президент и вместе с ним все высшее российское руководство отлично "поняли намек" и идти ни на какие уступки не собираются .

Судя по серьезности заявлений американских официальных лиц (в частности, заявление министра обороны США Р. Гейтса о гипотетической возможности военного конфликта с Россией), конфронтация с Россией не есть дань краткосрочной моде. Однако маловероятно, что отныне и навсегда Россия и США становятся врагами и последние готовятся к реальной войне. Кто бы ни заступил на пост президента США, даже если это будет такой "большой любитель России", как сенатор Маккейн, он будет вынужден перейти к новой формуле партнерства с нашей страной. Даже в случае, если новая формула партнерства будет полностью признавать политику России, такое событие будет провозглашено внутри США как "победа" нового президента. Но до этого момента российско-американская конфронтация будет раскручиваться.

Таким образом, мы вступаем в "холодную войну", наиболее вероятное время окончания которой - период незадолго после избрания нового президента США, то есть конец 2008 - начало 2009 года .

Внутренняя политика и выбор оппозиции

Всеми наблюдателями отмечается исключительно высокое ораторское качество "Мюнхенской речи". Эта была речь не просто президента страны - но национального лидера, уверенного в себе и опирающегося на мощную поддержку своего народа. Стоит отметить, что она была ретранслирована российским телезрителям в специальном выпуске новостей.

Особое значение речи для России в том, что Путин наконец внес ясность в вопрос о собственном политическом будущем и политическом будущем высшего руководства страны. Из нее и из ответов на прошедшей ранее большой пресс-конференции стало очевидно: Путин никуда не уходит и сохранит всю полноту власти и после 2008 года.

Почему? Хотя бы потому, что такие речи не произносят политики, желающие стать отставными "отцами отечества", попивающими чай на загородной резиденции и вспоминающими о былых подвигах. Не произносят такие речи и те, кто собирается уйти на пост председателя совета директоров даже очень крупной компании, и тем более те, кто намерен удалиться за границу ради легких развлечений и путешествий на яхте.

"Мюнхенская речь" не оставляет камня на камне от мифологии, создаваемой вокруг образа Путина оппозиционными "политологами". "Преемников" - ни "силовых", ни "патриотических", ни тем более прозападных - не будет . Это слово (как, кстати, и рекомендовал нам всем Владимир Владимирович на последней пресс-конференции) и вправду лучше забыть как слово-паразит. "В условиях мирового передела демократическая нация не может отпустить своего лидера" - значит, лидер останется с ней.

Сохранение полноты политической власти за Путиным вполне осуществимо юридически безо всякой правки Конституции и безо всякого третьего срока - более того, при этом политическая система становится существенно более демократичной. Например, можно усилить полномочия председателя правительства, подчинив ему силовые структуры, отменив не очень-то демократичное требование о роспуске Государственной думы после троекратного неутверждения кандидатуры председателя правительства и делегировав политическим партиям право выдвигать собственные кандидатуры на этот пост наряду с президентом РФ. Это позволит создать ответственное перед Государственной думой правительство, которое сможет по праву называться правительством народного доверия. Национальный лидер сможет возглавить это правительство, а если по причине каких-то очень серьёзных ошибок он потеряет народное доверие, новая система сохраняет возможность его смены. Такая политическая система позволяет более точно подстраиваться под волю народа и обеспечивает больше степеней свободы, нежели нынешняя "суперпрезидентская".

В данных условиях перед оппозицией, в том числе радикальной, встает выбор: или стать "агентами влияния" США, дестабилизирующими обстановку и помогающими упомянутому государству добиться от России уступок, или же стать (остаться) подлинными патриотами.

Для второго варианта совсем не требуется клясться в бесконечной любви к власти. Критика, в том числе и самая жесткая, нужна и полезна. Но что действительно необходимо - это отказ от всяких надежд на повторение опыта Ленина, согласившегося принять помощь Германии в обмен на прекращение войны и впоследствии успешно преодолевшего все издержки этого решения. Сегодня некоторые лидеры радикальной ("оранжевой") оппозиции всерьез рассчитывают на "помощь Запада", благодаря которой они надеются привести к власти "своего" лидера, а затем "Запад" обмануть. Но этим планам не суждено сбыться - и не только потому, что "Запад" обмануть не удастся. Главное, Запад рассматривает "оранжевую" оппозицию не как силу, способную привести к власти нового лидера, а как одноразовое орудие, с помощью которого он может нервировать власть. Как только период конфронтации с США будет завершен (см. выше), гордая "оранжевая" оппозиция будет лишена всякой поддержки.

Сохранение же твердых идеологических позиций, отказ от политической торговли с враждебными России силами в конечном счете приведет любые - даже вначале малочисленные - организации к общественному признанию и политическому успеху. Принципиальность и твердость в сочетании с непродажностью и искренним желанием служить народу России - вот билеты в будущее и пропуск в реальную власть для любых партий и общественных движений.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67