Война и принуждение к миру

Несмотря на то, что боевые действия в Южной Осетии принято сейчас называть "принуждением к миру", будем откровенны - это война между Россией и Грузией.

И каждая сторона готовилась к ней. В силу своих способностей и умения. Правда, грузинская сторона готовилась воевать не столько с частями российской армии, сколько с югоосетинским ополчением, поскольку имела в этом случае подавляющее качественное и количественное превосходство.

Нападению предшествовала так называемая "снайперская война". Начиная со 2 августа, власти Южной Осетии осуществляли эвакуацию женщин и детей на автобусах в Северную Осетию.

6 августа заместитель главы оборонного ведомства Южной Осетии Ибрагим Гассеев сообщил ИТАР-ТАСС, что утром этого дня сотрудники силовых структур Грузии заняли высоту западнее села Нули, оборудовали там огневые точки и обстреливали объездную дорогу, ведущую в осетинские села. Около 16:30 осетинская сторона, открыв ответный огонь, подавила огневые точки, подорвала два БМП и выбила грузинских силовиков с высоты.

7 августа Михаил Саакашвили призвал южноосетинскую сторону прекратить огонь и начать переговоры по определению статуса автономии Южной Осетии. По телевидению он заявил, что переговоры начнутся уже 8 августа и что с 18 часов 7 августа грузинская сторона объявляет перемирие.

Однако после этого, по свидетельствам очевидцев, огонь не прекратился, а стал еще более интенсивным. В комитете по информации и печати Южной Осетии утверждали, что первой огонь открыла грузинская сторона, начав обстрел сел Знаурского района республики.

Глава же аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили заявил: "Наш президент объявил перемирие вечером в четверг. Но перемирия хотели только мы - весь вечер осетинские подразделения стреляли из тяжелых вооружений по двум нашим селам - Авневи и Тамарашени. Села серьезно пострадали. Стало ясно, что подразделения Кокойты не прекратят стрельбу и что у нас большие жертвы - 10 человек было убито и 50 ранено. После этого невозможно было не ответить. Мы должны были начать операцию, чтобы защитить своих граждан. По сути, они провоцировали нас всю неделю. Со 2 августа, когда была подорвана наша полицейская машина и когда начались массированные обстрелы, нас вынуждали начать спецоперацию".

В итоге, 8 августа Грузия ввела в бой почти все части подготовленные израильскими, американскими и турецкими инструкторами - три кадровые пехотные бригады с бронетехникой, несколько батальонов спецназа, а также несколько частей укомплектованных резервистами и ополчение из грузинских сел Южной Осетии.

Перед этим грузинские Су-25 подвергли бомбардировке села на территории Южной Осетии, а также город Цхинвал(и).

Задумка молниеносной войны по Саакашвили была в общем-то недурна - взятие Цхинвала(и), расположенного в своеобразной котловине, которую окружают грузинские деревни, а сам город (полутора километров, в длину - два с половиной) легко просматривается-простреливается с господствующих высот из всех видов оружия - планировалось молниеносным броском хорошо обученных кадровых частей, прежде всего, танковых. Благо, в городе располагался только миротворческий батальон численностью примерно 350 человек с легким стрелковым оружием плюс около 300 милиционеров и участников местного отряда самообороны.

Надо отметить, что грузинская армия является одной из самых подготовленных на постсоветском пространстве. Большинство грузинских офицеров прошли подготовку в США и Турции, либо обучались инструкторами из этих стран (всего же подобное обучение прошли более 8 тысяч грузинских военнослужащих). За последние 4 года военные расходы страны выросли в 30 с лишним раз, достигнув 9-10 процентов от ВВП (в России - 2,9 процента), а общий военный бюджет на 2008 год составил почти 1 миллиард долларов.

В такой ситуации осетинская сторона и миротворцы долго продержаться бы не смогли, а там, можно было бы, заняв Цхвинвал(и), запереть Рогский перевал, разделяющий Южную и Северную Осетии и не допустить колонны с российской бронетехникой.

Однако, судя по всему, у России тоже были "домашние заготовки". В этом, например, уверен бывший начальник управления администрации президента России по международным и культурным связям с зарубежными странам Модест Колеров, по мнению коего, у Кремля с самого начала был четкий план действий на случай конфликта: "Уже та скорость, с которой проводилась военная операция, это подтверждает, ведь координация всех ведомств - огромная бюрократическая задача, решение которой требует времени".

В частности, очень уж своевременно в Приволжско-Уральском военном округе решили в августе-сентябре провести крупномасштабные учения, в ходе коих предполалось развернуть танковую дивизию и провести крупномасштабные учения для отработки взаимодействия частей и подразделений. Не говоря уж о прошедших в начале лета мощных учениях Северокавказского военного округа с привлечением кораблей Черноморского флота.

Российские войска разыграли операцию, безусловно, опираясь на опыт, как "Шестидневной войны" Израиля в 1967 году, так и "принуждения к миру" Югославии со стороны НАТО в 1999 году. Иными словами, постаравшись с помощью авиации установить господство в воздухе и бомбардировками уничтожить военную инфраструктуру грузин. Можно, конечно, вспомнить и весну 1944 года, когда стратегическая авиация союзников обрушила, в преддверии операции "Оверлорд", всю свою мощь на железнодорожную сеть Франции, но тут сравнение будет хромать, поскольку в югоосетинском конфликте российские ВВС были задействованы не столь массово.

Надо отметить, что при этом от огня грузинской ПВО были потеряны, как минимум четыре российских самолета, в том числе, дальний бомбардировщик Ту-22М2(М3). Все они были сбиты с помощью поставленных Украиной Грузии зенитно-ракетных систем С-200 и "Тор". Однако, в целом, господство в воздухе было завоевано, что позволило российским частям выдвигаться по самым различным дорогам и направлениям, в том числе и в глубь Грузии.

Основной силой, о которую сломались грузинские войска, стали части 58-й армии. В частности, мотострелковый и танковый полк из состава 19-ой мотострелковой дивизии 58-ой армии, по одному полку 76-ой и 98-ой воздушно-десантных дивизий, 218-ый батальон спецназначения 45-ого отдельного разведывательного воздушно-десантного полка, а так же, спецбатальоны ГРУ "Запад" и "Восток", укомплектованные жителями Чечни.

Что логично, учитывая горный характер нынешнего театра военных действий и опыт людей, прошедших несколько войн (в том числе, две против России и одну на стороне Абхазии). В любой горной войне основной принцип "кто выше, тот и сильнее" и с этой точки зрения, боевые действия сводились за контроль над перевалами и седловинами гор Южной Осетии.

Любопытно, что части батальона "Восток" были переброшены в Южную Осетию еще несколько месяцев назад, для так сказать, ознакомления с будущим противником. Действия спецбатальонов получили высокую оценку со стороны штаба Северокавказского военного округа, по словам представителей коего, чеченцы зарекомендовали себя как наиболее подготовленные солдаты, у которых были самые минимальные потери.

Чего не скажешь о 18-летних российских призывниках, которые понесли серьезные потери из-за отсутствия какой-либо подготовки. Многие даже не знали, куда им выдвигаться (карт не выдали) и где находятся грузинские подразделения. Некоторым из них командиры сообщили, что они едут не на войну, а на миротворческую операцию. Это еще раз доказывает, что в подобных локальных конфликтах, особенно, в горной местности, должны воевать подготовленные части, желательно из горцев, а не призывники.

Грузины, в свою очередь, наступили на те же грабли, что и российская армия в первую чеченскую войну, введя танки в Цхинвал(и), где на узком и ограниченном городском пространстве, они представляли собой прекрасную мишень для осетинских гранатометчиков.

Видимо, грузинские военачальники полагались при штурме города не на печальный опыт своих северных соседей, а на хорватов, которые 4 августа 1995 года начав операцию "Буря", за трое суток зачистили при минимальных потерях Сербскую Краину от местного населения. Однако та история разительно отличалась тем, что сербы, собственно, не оказывали особого сопротивления.

В итоге, за двое суток боев грузинская армия "сломалась". Наиболее боеспособными оказались три армейские бригады, обученные американцами и части спецназа, опять же, прошедшие подготовку под американским руководством. А также отряды ополченцев грузинских сел, примыкающих к Цхинвалу(и), которым, что называется, терять нечего.

Низкую боеспособность показали артиллерийские и танковые грузинские части, которые утратили под ударами с земли и воздуха, единое управление и были вынуждены с потерями отступить. По некоторым данным, за первые двое суток боев грузинские подразделения потеряли до 30 танков уничтоженными и брошенными, около 150 человек убитыми и не менее 400 раненными.

В итоге, грузинское командование оказалось перед удручающей перспективой затягивания войны против противника, который ее превосходит по всем параметрам. К тому же, после того, как в войну вступила Абхазия и вытеснила грузинские войска из Кодорского ущелья, после того, как корабли Черноморского флота, по сути дела, блокировали морское побережье Грузии, ситуация стала неконтролируемой.

Как следствие этого, боевой дух в грузинских частях резко снизился, а многие солдаты из числа резервистов просто мечтают быстрее прекратить военные действия и вернуться домой. Наступательные возможности армии почти полностью исчерпаны.

Неудивительно, что на защиту Тбилиси спешно перебрасываются свежие части из числа миротворческого контингента в Ираке. Остальные же части, по сути дела, рассеялись и ведут (если ведут) партизанскую войну.

Однако и России не следует затягивать войну, поскольку, длительный конфликт бьет по экономике, увеличивает военные потери и недовольство населения, а главное, не способствует тем целям и задачам, ради которых российские солдаты и офицеры вступили на территорию Грузии.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67