Русский мир и бородачи - лохматые и лысые

1.

Известно: Соединенные Штаты Америки оставались неслабой державой даже во времена Великой депрессии. После краха фондовой биржи, разорений и потрясений страна не была парализована. Поезда - ходили. Священники - служили. Радио - вещало. Миллионы граждан - пахали, выпуская автомобили или, скажем, мюсли "Келлог".

Однако кризис был суров и глубок: не любой финансист, прыгнувший с небоскреба, долетал до его дна... Тем временем красная пропаганда ликовала: пока "железный Миргород" "желтого дьявола" рушится - у нас грохочут пятилетки: время - вперед! Однако пропаганда есть пропаганда - порой она выдает желаемое за действительное. А тем временем по обе стороны океана разворачивались колоссальные национальные проекты: один - с целью создания других Соединенных Штатов, другой - по строительству новой Советской России. Оба сталкивались с серьезным противодействием. Оба требовали мощного усилия, социальной и интеллектуальной мобилизации. Оба были успешно завершены. Оба определили курс развития стран на десятилетия вперед.

США и по сей день следуют путем, проложенным Новым курсом Франклина Рузвельта. В отличие от них, Россия уже почти двадцать лет идет путем, асимметричным магистрали пятилеток. В этом одно из важных различий между странами, таящее в себе любопытный момент: в то время как усилие, предпринятое Штатами для преодоления кризиса (как указывает ряд исследователей), почти исчерпало свою энергетику, новое усилие России только разворачивается - набирает энергию и мощь.

2.

В этом процессе видят свое место и представители российского политического класса.

Одни - в лице "Справедливой России" - начинают активно заново осваивать словарь "красного проекта": разучивают штампы типа "социальная справедливость", "народный социализм", "права трудящихся" и т.д.

Другие - под флагом "Единой России" - модернизируют русский стиль: в феврале партия презентовала проект "Новый русский центр" - инициативу, призванную развивать русскую национальную политическую культуру под водительством Ивана Демидова.

Третьи - жалуются на двух первых. Коммунисты - на "справедивцев": мол, присваивают терминологию. Националисты - на единороссов: дескать, тырят инструмент - русский дух, национальную культуру и наше все.

При этом последние выступления "эсеров" и единороссов никого особенно не удивляют - что же им еще заявлять? Сергей Миронов, понятно, акцентирует важность успеха радетелей справедливости на выборах в Думу, чем объясняет свою неторопливость в президентской кампании; Иван же Демидов пока что предпочитает рассуждать на ТВ о Великом посте, о русском мире...

Удивляет другое: ярость, с которой реагируют на эти выступления так называемые традиционные левые и правые.

Комми шумят: не смейте марать буржуйскими губами святыни международного пролетариата! Бритоголовые же (и лохматые) квасные бородачи вторят: "русские марши" - это наше ноу-хау! На всем русском - наш копирайт! Не замай!

Все звучит диковато для современного уха. Оно ведь уже привыкло к тому, что монополия на идеологемы осталась где-то там - за чертой 1991 года. А с тех пор в мире идей - свободный рынок. Можешь с выгодой использовать социальную справедливость профсоюзных цветов - используй! Можешь лучше других употребить трехцветную волю и силу - употребляй, ибо ей от этого только польза.

И жаловаться нечего. Считаете нечто своим - делом докажите, что оно ваше, не отдавайте, оставьте себе. А не можете - так и нечего болтать.

А вот что стоит сделать, так это всерьез рассмотреть идейные основы, на которых, судя по сообщениям СМИ, станет строить свою деятельность Новый русский центр. Без кавычек - поскольку сомнительно, что без амбиции отбросить знаки препинания он сможет отчетливо сформулировать и выполнить свои действительно значимые задачи. Если, конечно, он ставит их перед собой всерьез.

Штука ведь вот в чем: агитационный язык "Справедливой России" - это просто политический сленг. Понятно, он взят не с сайта КПРФ, а из "Справочника агитатора и пропагандиста" Социнтерна и, возможно, будет меняться вместе с курсом партии. А вот у Демидова все сложнее.

3.

Начнем с того, что в число "10 русских вопросов", с обсуждением которых "Новый русский центр" рванул в публичность, вошли, в частности, такие: "Русский мир. Территория и границы" (#3), "Русский мир и постсоветское пространство" (#9) и "Русская политическая культура как способ построения русской власти" (#10).

На что жалуются чернорубашествующие и русофильствующие, вытаскивая капусту из бород? На то, что у них воруют идеи. Почему они это делают? По двум причинам. Во-первых, знают, что присвоили эти идеи самовольно. Во-вторых, понимают: любая политическая сила имеет на них не меньшие права, чем они.

Нет сомнений, разговор о взаимозависимости специфически русской политической культуры и русской власти был начат еще до низвержения империи и прерван эпохой большевизма. А это означает, что право считать себя наследниками разработчиков этого концепта принадлежит тем, кто с наибольшей эффективностью воплотит его в сегодняшней политической практике.

Сможет ли сделать это "Единая Россия"? Неизвестно. Но неспособность к созидательному действию правых радикалов сегодня очевидна. Сегодня их "русские марши" имеют такое же отношение к власти, как ракетка к теннисисту: захочет - купит, не захочет - будет играть той, что есть. А если они попытаются выскочить из этой (кстати, довольно удобной для них) схемы, то никаких "русских маршей" в столицах и окрестностях замечено не будет.

Впрочем, вполне возможно, история здесь другая. И сетования правых радикалов вполне обоснованы. Но - по другому поводу. Может статься, они полагали, что вместе с их набором русских символов - зипунов, малахаев, косовороток, валенок и треухов, птиц-троек, сапог бутылками, лямок и ярем, балалаек, водки-селедки и т.п. - кто-нибудь приобретет и их самих. Обрядит, оденет, напоит-накормит и отправит далее в попутное политическое плавание. Ан прокололись. Слишком уже прежде набуянили. Суверенной демократии надобна стабильность. Ей значительно больше подходят солидные рассуждения промышленников Владимира и Павла Рябушинских о "хозяйственной аристократии", чем истерические выходки иных нынешних депутатов.

Ей - суверенной демократии - значительно больше по нраву тема Русского Мира - его территории, границ, распределения по постсоветскому пространству, распространения за его пределами...

4.

Да тут и ситуация принципиально другая.

Почти десять лет концепт Русского Мира обсуждался в закрытых записках и публичных лекциях, статьях и интервью. Почти десять лет группа социальных мыслителей и изданий стремилась внести Русский Мир как пункт в повестку дня политического мейнстрима. На исходе десятилетия это удалось.

И, заметьте, сегодня никто не подвергает сомнению авторские права тех, кто во второй половине 90-х вновь включил тему Русского Мира в российский политический, научный, публицистический контекст, наследуя энергетике, динамике и языку философской мысли Михаила Гефтера, Николая Бердяева, Владимира Соловьева, Алексея Хомякова, Семена Франка. Именно эти мыслители с их многообразным рассмотрением "русскости" и "мирности", "русского мировоззрения", "славянского духа", "русского мира" дали богатую пищу для суждений и статей наших современников - Сергея Градировского, Александра Неклессы, Ефима Островского, Петра Щедровицкого, и опубликованных, и распространявшихся в виде закрытых записок...

В них даны весьма емкие и внятные сведения о Русском Мире: "В ХХ веке под воздействием исторических сдвигов, мировых войн и революций на планете сложился Русский Мир - структура сообществ, думающих и говорящих на русском языке. На территории, очерченной границами РФ, проживает едва ли половина его населения. <...>

Сегодня любая страна, претендующая на статус мировой державы, стремится не только к удовлетворению интересов своих граждан, но и к работе на интересы граждан других стран. Чем большему числу этих граждан нужна Россия, тем устойчивее ее позиции в мире. <...> Усиливаются сегодня державы, переходящие от географической рамки имперской политики к культурному империализму.

Государства всегда стремились к максимальному числу партнеров на мировой арене. Однако ранее речь шла о партнерах-государствах, а сейчас в том числе и о партнерах-корпорациях. Впрочем, не только. Речь идет и об отдельных людях. Русское государство может искать их в пределах Русского Мира". И так далее.

В статьях "Россия - страна, которой не было", "Президент и Русский Мир", "Орел расправляет крылья" и в других текстах, опубликованных в период 1998-2007 годов в журналах "Эксперт" и "Со-Общение", в альманахе "Русский Мiр", на портале "Русский архипелаг" и в ряде других изданий, тема рассматривается ясно, всесторонне и компетентно. По сути, перечисленные авторы и ресурсы уже открыли и описали Русский Мир для предприимчивых политиков, готовых обсуждать его сегодня как актуальный вопрос повестки дня. В частности, в контексте строительства нового бренда страны.

Это, кстати, говорит о том, что российский политический и информационный мейнстрим отнюдь не закрытое пространство. А также о том, что мастерство, выдержка и последовательность открывают его в нужный срок идеям и концептам, порой превращая их в солидный социальный капитал для тех, кто нашел им должное применение.

5.

Можно ли разместить этот капитал полезно и выгодно? Очевидно - да. Но здесь, видимо, не обойтись без вспомогательных действий и подготовленных кадров. Очевидно, было бы глупо сделать ошибку и превратить работу с "10 русскими вопросами" в очередную краткосрочную партийную кампанию. В сущности, профессиональное и компетентное управление широким обсуждением русской темы действительно может послужить и эффектным, и эффективным идеологическим окормлением и национальных проектов, и политического драйва "Единой России", как, впрочем, и других партий.

Кстати, наработанный в Советской России богатый опыт управления хоровым массовым ответом на важные вопросы (если он, конечно, будет адекватно адаптирован к новой ситуации) может сослужить здесь немалую службу.

© Содержание - Русский Журнал, 1997-2015. Наши координаты: info@russ.ru Тел./факс: +7 (495) 725-78-67