Желанный гость госканалов

Церковь до сих пор слишком часто оказывается в информационном гетто, а мнение ее представителей по злободневным вопросам современности игнорируется светскими средствами массовой информации, в первую очередь телевидением, считают в Московском патриархате. Столь резкое заявление прозвучало недавно из уст руководителя службы коммуникации отдела внешних церковных связей Московского патриархата священника Михаила Прокопенко, по словам коего, патриарх Московский и Всея Руси Алексий II неоднократно высказывался, в частности, по поводу войны в Чечне, при этом "война всегда называлась злом, но также признавалась необходимость остановить бандитский произвол, убийство мирных людей". Да и проблема монетизации льгот также подвергалась оценке предстоятеля Русской православной церкви, отметил священник, горестно подчеркнув, что голос патриарха был очень многими тогда просто-напросто проигнорирован, в том числе и СМИ. И такая ситуация напоминает ему чуть ли не советские времена.

При этом, комментируя возможность участия духовенства в работе Общественного совета по нравственности при ТВ, создание которого недавно инициировал ряд православных журналистов, отец Михаил подчеркнул, что церковь не претендует на роль цензора, но, с другой стороны, "оставляет за собой право публично и громко выражать свое мнение относительно тех процессов, которые происходят в обществе, в том числе и в сфере общественной нравственности. И никто не вправе заставить ее замолчать". Иными словами, церкви в лице РПЦ некие силы активно затыкают рот, пытаясь принизить ее роль в общественной жизни страны. Таков в общих чертах мессидж послания. Но так ли это?

Давайте вспомним, как ведут себя федеральные государственные каналы по большим церковным праздникам - на Рождество и на Пасху. Они торжественно транслируют, причем в прямом эфире и по многу часов, и то и другое мероприятие, поясняя зрителям нюансы происходящего. Хотя среди зрителей и Первого канала, и "России" немало приверженцев других религий, да и просто атеистов, эти дни прочно "зарезервированы" РПЦ. Дело в том, что нынешний президент России - человек верующий (во всяком случае, на экране он периодически осеняет себя крестным знамением и периодически прикладывается к иконам), а стало быть, телевидение уже не может позволить себе пройти мимо этого факта. Преемник нынешнего главы государства - тоже, судя по телевизионной картинке, человек верующий, и, стало быть, такого рода зрелища будут радовать зрителей обоих каналов еще немало лет.

Уж как-то не похоже на гетто или советские времена, согласитесь. К тому же на вышеупомянутых каналах существует ряд религиозных передач, которые регулярно ведут высшие иерархи РПЦ. Например, "министр иностранных дел" РПЦ митрополит Кирилл - бессменный ведущий программы "Слово пастыря" на Первом канале, который охватывает своим вещанием 99% территории Российской Федерации. Что же мешает ему высказываться на злобу дня? Ничего не мешает. И он высказывается.

Фигура священнослужителя, окропляющего святой водой сошедший со стапелей ракетоносец или активно участвующего в том или ином ток-шоу, стала уже давно привычна телеаудитории, как, например, диакон Андрей Кураев. Да и патриарх Всея Руси (кстати, единственный религиозный деятель в России, чью личную безопасность, наряду с президентом и премьер-министром, обеспечивает Федеральная служба охраны) - желанный гость на каналах, особенно на федеральных.

Где же тут игнорирование позиции церкви со стороны СМИ? Тем более что, по словам самого же Кирилла, дела идут неплохо: менее чем за двадцать лет - со времени распада СССР - количество действующих церквей увеличилось в четыре раза, епархий - удвоилось, а монастырей стало в тридцать два раза больше (сегодня их семьсот). В семинариях учатся пятнадцать тысяч молодых людей. С начала 2005 года в эфир выходит православный канал "Союз", учрежденный Екатеринбургской епархией РПЦ, который уже перешагнул границы Свердловской области; в том же году запущен спутниковый общественно-православный канал "Спас", 60% эфира коего занимают документалистика, просветительские и образовательные программы и 40% - православная тематика. И т.д. и т.п.

Так чего же хочется еще тому же митрополиту Кириллу, которого многие прочат на место следующего патриарха? А хочется, оказывается, чтобы "президент и министры бывали на службе каждое воскресенье, а не один-два раза в год".

Так и тянет уточнить: с телевизионной трансляцией посещения или без оного?

На мой взгляд, по отношению к телеканалам церковь ну никак не находится в забвении, несмотря на тот медицинский факт, что пока все еще отделена от светского - по Конституции - государства. Другое дело, что отечественному клиру хочется большего, хочется выступать в области решения нравственных вопросов общества своего рода третейским арбитром и судией, а для этого желательно усилить свое влияние на это самое общество с помощью четвертой власти и, в первую очередь, через телевидение. Которое, на взгляд церкви, рекламирует секс и насилие, то есть вещи греховные по определению.

Вполне понятное желание, но вот какая закавыка: нынешнее эфирное телевидение - это, прежде всего, мощный бизнес, где превалирует картинка и желание продать рекламодателям телепродукт подороже. На большинстве каналов (не берем сейчас в расчет "Культуру") Его Величество Рейтинг диктует свои циничные правила, основным из коих является желание сделать Зрелище, которое привлечет максимальное число зрителей, а стало быть, даст хорошие деньги. И посему никакого судию со стороны здесь не ждут - буде это контроль со стороны общественных или церковных наблюдательных советов.

А церковь (ну, кроме вышеупомянутых Кирилла и Кураева) не умеет разговаривать с телезрителями на внятном и современном языке, легко и без занудства. Не умеет подавать себя интересно. О. Александру Меню все это было под силу, но он был убит при таинственных обстоятельствах. И свято место - пусто.

К тому же людям по-настоящему верующим некогда смотреть телевизор, как, например, монахам мужского монастыря на острове Валаам. В их повседневной жизни для него просто нет места. Оно, может, и к лучшему.

       
Print version Распечатать