Хорошая однопартийная демократия

Остается совсем мало времени до очередных выборов в Государственную думу. Правомерно ли их в самом деле считать наиболее "фиктивными" и "недемократичными" за последние полтора десятка лет с небольшим? То есть с тех пор, как в газетах исчезли отчеты о 99,9% (число девяток могло варьироваться от двух до пяти), проголосовавших за "блок коммунистов и беспартийных".

Можно как угодно относиться к навязанной или добровольно принятой цензуре во многих СМИ и к списку партий, внесенных в бюллетень для голосования, - вполне, впрочем, предсказуемому и традиционному. Можно оплакивать не попавших в этот список. Впрочем, трудно предположить, что недавний премьер-министр, ничем, в принципе, не отличавшийся от своих предшественников и преемников, литератор-пенсионер, прославившийся в основном матерными описаниями своих экзотических сексуальных приключений, и шахматист, пусть даже самый гениальный в человеческой истории, имели какой-то шанс повлиять на результат выборов, даже если бы не сходили с экранов ТВ.

Но, может быть, из-за затрудненности доступа к телевидению для оппозиционных политиков мы лишены возможности увидеть какие-то новые лица? Хотя нет, постойте-ка! Все бурлящие, "свободные" 90-е в эфире маячили одни и те же физиономии. Из какого же рукава в относительно спокойные 2000-е к этой крапленой колоде добавился бы новый джокер? Разве новое поколение тех же самых - в виде "хорошей" Маши Гайдар и "плохой" Ксюши Собчак. Или последней пока нет в списках?..

Современная парламентская система западного, прежде всего британского, "локковского" образца выросла во вполне конкретных исторических условиях. Затем она распространилась по "похожей" Западной Европе и по остальному "непохожему" миру в разных формах с разным успехом. В зависимости от того, что считать успехом, конечно. Феодальная Япония за несколько десятков лет настолько "цивилизовалась", что в отличие от своих европейских партнеров по антикоминтерновскому пакту Германии и Италии сохраняла добросовестно заимствованный у европейцев демократический парламент вплоть до катастрофического окончания Второй мировой войны. И он нисколько не мешал милитаристской верхушке и императору завоевывать Восточную Азию. Мало что изменилось и после Второй мировой войны, когда американские оккупанты продиктовали японцам новую конституцию, урезавшую права "раскаявшегося" микадо. Либерально-демократическая партия Японии правит почти бессменно, опираясь на "консенсус элиты", которая в послевоенные годы увлеклась экономической экспансией вместо военной - и куда более успешно.

Аналогичный однопартийный (но не диктаторский) режим сохраняется в Малайзии и изгнанном ею в свое время из федерации Сингапуре (кстати, редкий случай в нашем антисепаратистском империалистическом мире). При всем богатстве альтернатив тамошнее население предпочитает тем не менее голосовать "правильно". Трудно сказать, насколько помогла такая "демократия" азиатскому экономическому чуду. Но определенно не слишком помешала - дорого она не стоит, и вреда от нее вроде никакого. Хотя не менее успешные южнокорейская и тайваньская диктатуры (до недавнего времени) могли бы с этим поспорить.

В бывшем же СССР от того, что возникло в конце 80х - начале 90х годов, вред был однозначный - независимо от того, называть это настоящей демократией и свободой или их дискредитирующей пародией. Представить нечто подобное НТВ, бывшее фактически вражеским рупором во время первой чеченской войны, на американском телевидении абсолютно невозможно. И уж отнюдь не потому, что это была объективно "неправедная" война в отличие от войн, которые вели США в Ираке, Югославии и Сомали в то же десятилетие. Просто в общественную систему давно встроен механизм самозащиты, не требующий непосредственного государственного вмешательства и формального нарушения "свободы слова". Там все все понимают и так.

В 1826 году Джон Хобхауз, британский радикальный политик, лучший друг погибшего лорда Байрона и будущий военный министр, произнес свою знаменитую речь в палате общин, впервые назвав депутатов своей партии вигов полувшутку-полувсерьез "оппозицией Ее Величества". Эта формула прижилась. В те времена в Англии голосовала лишь ничтожная кучка богачей, в некоторых округах жило вообще по нескольку избирателей (так называемые "гнилые местечки"). Континентальная Европа, законсервированная Священным союзом, еще не была потрясена революциями, но могущественнейшая империя планеты, над которой не заходило солнце, нелояльную оппозицию позволить себе не могла. Не позволяет себе и до сих пор - давно наделив избирательными правами почти всех граждан и растеряв почти все заморские владения.

Но даже с самыми лояльными оппозициями - послевоенная Западная Европа в сравнении с догнавшей ее за последние полвека Восточной Азией, не столь уж однозначно многопартийна. Шведская социал-демократическая партия ("марксисты-ревизионисты") бессменно правила Швецией с 1936 по 1976 год, не дала вовлечь страну во Вторую мировую войну и последующую конфронтацию между НАТО и Варшавским договором - и построила образцовое "государство всеобщего благоденствия", "настоящий" шведский социализм, так любимый советскими перестройщиками и интердевочками. Увы, российские реформаторы чуть позже выбрали себе совсем других кумиров. Похожую роль в меньшей степени и с меньшим успехом сыграла в истории своей страны примерно в то же время ирландская партия Фианна Файл ("солдаты судьбы").

Христианские демократы возглавляли все правительства Италии с 1948 по 1992 год по хорошо нам знакомому сценарию "голосуй или проиграешь", так как альтернативой была коалиция, возглавляемая коммунистами - самой популярной партией страны, не способной, правда, собрать абсолютного большинства голосов. В начале 90-х, с окончанием холодной войны, оба утомленных друг другом непримиримых соперника, исполнив свою историческую роль, приказали долго жить.

После всего, что испытала Россия, и в последние пятнадцать лет, и вообще в течение своей более чем тысячелетней истории, "почти однопартийная демократия", хорошая или плохая, далеко не самое худшее, чем "все это могло кончиться". Не панацея, но система, с которой вполне можно работать и на которую можно конструктивно влиять . Победа "Единой России", конечно, предрешена - по очень разным причинам, далеко не сводимым к давлению бюрократии и массмедийной лжи, которые, конечно, имеют место. Жизнь большинства людей действительно за последние годы улучшилась, а они этого не чувствовали уже десятилетия, и против этого факта объективно бессильны туманные прогнозы типа "упадут цены на нефть, и все рухнет". И КПРФ при этом явно лучший кандидат на роль конструктивной "лояльной оппозиции" - потому что, с одной стороны, не будет способствовать разрушению страны, как это делала бы на их месте более либеральная или националистическая сила, а с другой - в отличие от всех проходных и непроходных соперников - наверняка заблокирует бонапартистские поправки к конституции, если соберет достаточно голосов.

Вообще, и либералам, и националистам вряд ли стоит опасаться сильной оппозиции "народно-патриотических сил" (вспоминая клише выборов 1996 года, сознательно проигранных Зюгановым), продолжающих использовать ностальгический бренд "коммунистическая". Холодная (а тем более гражданская) война давно позади. Коммунистическая партия Китая форсированно строит капитализм, а трудовые лагеря с несчастными китайцами, забрасывающими остальной мир дешевыми товарами, легко заполняются с помощью куда более эффективного "свободного" экономического принуждения. Формально коммунистическое правительство Молдовы на деле настолько либерально, насколько это может позволить себе беднейшее государство Европы. Оно допускает свободную продажу оружия и без всякой ностальгии по СССР стремится к интеграции с ЕС и возвращению Приднестровья - не меньше, чем их националистические предшественники. Зюганов, конечно, не Воронин и не Дэн Сяопин, но уж тем более не Сталин - страшилки про миллионы узников и расстрелянных здесь уже даже и не смешны. Тем более что КПРФ - это действительно реальная партия, с десятками тысяч искренних активистов на местах, а не виртуальный медийный проект или набор послушных чиновников.

Демократия сама по себе, в узком проявлении "честных" "прозрачных" парламентских выборов, где "все политические силы имеют равные возможности донести свои идеи до избирателя" и т.д., в отрыве от всего жизненного уклада народа значит не очень много. Но в той или иной форме она прижилась в очень разных культурах, должна прижиться в каком-то устойчивом виде и в России. Изобрести велосипед тут вряд ли удастся, боярскую думу и царя возвращать тоже не стоит. Семипроцентный барьер - это, наверное, много, но, может, это наконец навсегда избавит нас хотя бы от совсем уж одиозных клоунов из ЛДПР. В виде, условно говоря, правоцентристов-"республиканцев" "Единой России" и левоцентристов-"демократов" КПРФ уж по меньшей мере ничуть ни хуже того, с чем мы жили все постсоветские годы. Независимо от цен на нефть и личности "национального лидера".

       
Print version Распечатать