Американская демократия - 2006

Нет ничего дурного в том, чтобы учиться у знающего соседа, наблюдать за тем, как он ведет дела, за его успехами и неудачами. Часто способный ученик может быстро отфильтровать зерна от плевел и в скором времени превзойти учителя. Эта парадигма не раз применялась по отношению к связям России с Западом. Применима она и сейчас. Обучение - это не преклонение, а по возможности четкий и осознанный анализ: что россиянам в соседской жизни симпатично и хотелось бы позаимствовать, а какие ошибки европейцев и американцев желательно не повторять.

В смысле государственном чуть ли не самым важным изобретением человечества стал механизм обратной связи между властью и гражданами - возможность одобрения или неодобрения последними деятельности первой и возможность ее замены. Не будем углубляться в историю, вспоминать Афины или Флоренцию, скажем лишь, что многие механизмы (и дефекты) представительной демократии известны давно. Как и то, что степень их применения в городах-государствах имеет пределы, которые сложно обойти (например, в вопросах гражданства). Поэтому демократическими в современном смысле стали лишь так называемые nation-states XVIII-XIX вв., в первую очередь протестантские, - граждане этих стран, уравненные языком и вероисповеданием, стали требовать и одинаковых гражданских прав.

Помогло этому и то, что, как правило, данные государства были небольшого размера, поэтому и чисто физическое расстояние между избирателем и представителем власти оказывалось невелико. Оттого цикл обратной связи был коротким и эффективным - власть, даже если бы захотела, не могла спрятаться от граждан, отгородиться от них заборами и километрами. В какой-то мере подобная ситуация существует в Европе по сей день - поэтому там действуют самые разнообразные системы демократического правления, многие из которых были бы невозможны (и оказались невозможны) в странах с другими традициями, этническими и географическими реалиями.

Демократическая система США заслуживает особого рассмотрения - из ее достижений и неудач можно извлечь немало полезных уроков. Не будем пускаться в перечисление всех возможных параллелей между политическими процессами в Америке и России - от территориальной протяженности, отдаляющей избирателя от власти в самом прямом смысле, до исключительной роли, которую в обеих странах играет телевидение. Напомним только, что из всех развитых стран Запада США обладают наиболее сложной избирательной системой и наиболее диверсифицированным электоратом. Попробуем теперь кратко оценить нынешнее состояние американской демократии, путь которой, как признают сами американцы, еще не завершен.

Часто приходится слышать, что до определенных ступеней демократии тому или иному народу надо "дорасти", что он не в состоянии получить демократию "целиком и сразу", что недостаточно образованный электорат не может принимать квалифицированные решения. Кажется, это мнение верно лишь отчасти. Ведь никто не предлагает лишить женщин избирательного права, поскольку во многих развитых демократиях они получили его отнюдь не сразу (в США - в 1920 г.). Не забудем и об обеспечении реальных избирательных возможностей цветному населению США - настоящая работа в этом направлении началась только в 1960-х гг.

Бывший президент США Дж.Картер вспоминал, как лет за десять до избрания президентом ему, тогда молодому партийному функционеру, довелось присутствовать в качестве наблюдателя на выборах в бедном сельском районе. За длинным столом, на котором стояла избирательная урна, сидел бессменный конгрессмен от данного округа, а перед ним лежал пакет купонов на бесплатное питание и прочие продукты первой необходимости (так называемые food stamps). Избиратели (почти сплошь афроамериканцы) подходили к столу, под пристальным взглядом заинтересованных лиц заполняли "нужную" клетку бюллетеня, опускали его в урну, пожимали руку конгрессмену и получали свои купоны. Картер пишет, что его больше всего поразила наглость народного избранника, который, судя по всему, решил, что ему нечего стесняться "городского пижона".

Надо сказать, что такая практика даже для тогдашней Америки уже превосходила все пределы приличия. Но важен и другой урок этой истории - чем менее образован избиратель, чем больше он отчужден от избирательного процесса, тем более он беззащитен, тем менее реальной является демократия. Эта проблема существует в Америке до сих пор - сотни тысяч людей не знают о своих избирательных правах, не знают о том, где находятся их избирательные участки (не говоря уж о позициях кандидатов и более тонких материях). Настоящая демократия не может жить без вовлечения граждан в избирательный процесс - но и без того, чтобы граждане хотели быть в него вовлеченными.

Сходная проблема будет только усиливаться в России по мере увеличения темпов мобильности населения. Как регистрировать избирателей, на основании каких документов, в какие сроки? Как проследить, чтобы они были зарегистрированы только однажды, исключить возможность многократного голосования? Нельзя сказать, что Америка эти вопросы решила, но она пытается с ними что-то делать, не объявляет явные проблемы несуществующими, а старается с ними справиться. При этом демократы, как правило, выступают за более облегченный способ регистрации избирателей, а республиканцы - за более жесткий, считая, что снижение стандартов регистрации ведет к злоупотреблениям, появлению мертвых душ, неучтенных бюллетеней и т.п.

Например, необходимость заблаговременной регистрации избирателя кажется полностью оправданной. В подавляющем большинстве штатов зарегистрироваться в день выборов (а значит, и проголосовать несколько раз) попросту невозможно. Ты должен быть зарегистрирован по месту жительства (и только по твоему собственному заявлению) примерно за две-три недели до выборов. Также по письменному заявлению тебе вышлют бюллетень, если ты желаешь проголосовать по почте (в каком бы месте земного шара ты ни находился), и вычеркнут из списка тех, кому положено получить бюллетень на избирательном участке.

Есть ли здесь возможности для злоупотреблений? Достаточно. Вообще, всегда, когда выборы означают власть (а в Америке выборы означают реальную власть, в том числе и при распределении денежных потоков, больших, чем десять "Газпромов", вместе взятых), то найдутся такие силы, которые попробуют манипулировать выборными механизмами. Общество должно это понимать, а не разочаровываться в демократии и поставить этим силам как можно больше барьеров, в том числе юридических.

Если плохо поставлен учет выбывших (в том числе по смерти) избирателей - обязательно возникнут тысячи непонятно откуда взявшихся бюллетеней. Если избирком штата контролирует какая-то партия, то почему-то регистрация новых избирателей всегда идет более активно в тех районах, где позиции этой партии особенно сильны. Не говоря уж о переделке границ самих округов - они происходят раз в десять лет согласно переписи населения, и правящая в данном штате партия всегда пытается нарезать округа в свою пользу. В "американском" языке для этого есть даже специальный глагол - "gerrymander", в честь придумавшего эту тактику некоего Gerry, умудрившегося в 1812 г. нарисовать округ в форме саламандры (salamander).

Достаточно в Америке и черного пиара, и самой настоящей уголовщины, когда в день выборов появляются фальшивые знаки, ведущие в противоположную от избирательных участков сторону, или когда накануне на автоответчики отдельных граждан записываются разные страшилки, обещающие аресты на участках всем избирателям, не уплатившим парковочные штрафы.

Совершенно отдельным является вопрос о деньгах - очевидно, что без доступа к телеэкранам (а это в Америке лавочка частная и стоит больших денег), почти ни один кандидат даже в масштабе отдельного штата не может рассчитывать на успех. Как следствие - любой кандидат в случае избрания оказывается должником крупных корпораций, сделавших значительные взносы в его кампанию. Государство пытается регулировать этот процесс, но пока не добилось и вряд ли добьется значительных успехов. Компромисс на сегодняшний день таков: если кандидат принимает на себя определенные ограничения в деле корпоративных пожертвований, то ему полагается финансовая помощь от государства и в любом случае о его решении (ограничивать себя или нет) становится известно публике. Но это пока никакой роли не играет. Все пожертвования, которые законны, американское общество, как правило, пока своим политикам прощает.

Нечего ухмыляться, видя, что в президентских выборах в США участвуют немногим больше 50% граждан, прошедших избирательный ценз (а в промежуточных выборах в Конгресс - еще меньше). Это все равно колоссальная цифра - почти 120 млн. американцев приняли участие в выборах-2004 (60% имевших право голоса), 85 млн. в выборах-2006 (41%). И почти все эти голоса были подсчитаны в течение нескольких часов, максимум - одних суток.

Не будем заново злорадствовать на предмет флоридских бедствий 2000 г. Они доказали несколько очень важных вещей - полагаться на одну технику нельзя, ее надо проверять и перепроверять, форма бюллетеня должна быть единой и понятной, и вообще, в обществе, где исход выборов могут решить буквально несколько голосов, не может быть маловажных деталей избирательного процесса. Не нужно думать, что для России подобные уроки не нужны.

Жесткий контроль за регистрацией избирателей приводит к еще одному интересному последствию - судьбы государства решают наиболее заинтересованные, дисциплинированные, образованные граждане. Поэтому, кстати, таким политическим весом обладает Организация американских пенсионеров (American Association of Retired Persons). С ней ссориться не хочет ни одна из партий - ведь пенсионеры США, как и во всем мире, участвуют в выборах очень активно.

Действительно, избиратель должен быть готов к обсуждению сложных проблем, и ему не стоит слишком доверяться - исторический опыт многих неудачных решений, принятых на референдумах, свидетельствует об этом однозначно. Известен и метод борьбы с этим злом - четко действующая представительная демократия, когда большинство избирателей видят, что их точка зрения учитывается в рабочем порядке, а потому не требуют референдума по тому или иному вопросу в чистом виде - он и так происходит регулярно, посредством обычных выборов.

Поменять конституцию США на референдуме нельзя, это может сделать только Конгресс 2/3 голосов, за чем должно последовать одобрение поправки 2/3 законодательных собраний штатов. Так, кстати, были в 1913 г. введены прямые выборы сенаторов - до этого их делегировали законодательные собрания штатов. Дело в том, что отцы-основатели США написали конституцию с очень многоступенчатыми выборами, главный реликт этого документа - коллегия выборщиков, избирающих президента США, дожил до наших дней, пусть и в сильно модифицированном виде. Здесь, пожалуй, главный ключ долговечности и прочности американской политической системы - она ригидна, но не статична, поменять ее сложно, но не невозможно. В течение одного года под влиянием политического поветрия это сделать не получится - только когда в обществе за многие годы назрел консенсус по тому или иному поводу.

В американской традиции общенациональные референдумы отсутствуют, а применяются только на уровне штатов. Как правило, их используют сторонники законодательных инициатив, на которые у политического истеблишмента не хватает смелости. К бюллетеню прилагаются краткие описания аргументов "за" и "против", написанные инициативными группами граждан. Например, на недавнем референдуме в либеральном штате Мичиган было подавляющим большинством голосов отвергнуто старое положение о льготах по приему в вузы, которыми долгое время пользовались представители отдельных меньшинств (в основном темнокожие американцы). Ни один центристский политик не мог открыто поддержать эту инициативу, независимо от его партийной принадлежности. Но общество было в этом вопросе единодушно - теперь, по словам, одного из организаторов референдума, "если это можно сделать в Мичигане, то это можно сделать везде". Данные результаты, кстати, зафиксировали четкий сдвиг в сознании американского общества - в начале 70-х оно полагало, что эти льготы необходимы (тогда множество школьных округов страны было сегрегированно и качество школьного образования в "черных" округах оставляло желать много лучшего).

Риторика американской демократии известна: каждый имеет право голосовать и быть избранным, власть в США принадлежит народу и "каждый голос должен быть учтен" (последний лозунг - новый, он появился после флоридского фиаско 2000 г.). США - самое мощное демократическое государство планеты и добилось немалого в деле воспитания собственных граждан (в том числе и из недавних иммигрантов, прибывших из стран с совсем недемократическими традициями). Вместе с тем, притворись американцы, что в их государственном доме все в порядке, то Флорида-2000 будет обречена повториться, а республику американскую будет со временем ждать судьба республики Римской. Демократия - это процесс, требующий ежедневной работы. И от рядового гражданина, и от государства, и от общества в целом. Общества гражданского - то есть состоящего из граждан, знающих свои права и умеющих на них настоять самым безболезненным путем - с помощью выборов, а не революций.

       
Print version Распечатать